Совет Федерации за снижение взносов и за отмену некоторых льготУ банков в регионах свой путь. ТернистыйИван Грачев: У нас фольклорные убеждения берутся за основу экономической политики
Интервью с председателем Общероссийского общественного политического движения «Развитие предпринимательства» И. Д. Грачевым
Глобализация нуждается в едином языке. Российский менталитет и бухгалтерское ”эсперанто”Бухгалтеров и аудиторов ждут большие перемены
ИНТЕРВЬЮ директора департамента регулирования государственного финансового контроля, аудиторской деятельности, бухгалтерского учета и отчетности Леонида Шнейдмана

Финансовые вливания: решения правильные, а исполнение - нет

Инфоцентр UBA.RU
Генеральный директор ОСАО "Ингосстрах" Александр Григорьев специально для "Банковского обозрения" комментирует меры властей по поддержке финансовых рынков.

Финансовые вливания: решения правильные, а исполнение - нет - Александр Валерьевич, как вы оцениваете меры по поддержке банков, в частности, выделение 950 млрд рублей?

- Глобальное решение по поддержке банков напрямую является абсолютно правильным. Но, как это у нас часто бывает, проблемы обнаруживаются на уровне исполнения этого решения.

Во-первых, я бы не стал публично объявлять о выделении 500 миллиардов Сбербанку. Потому что в Сбербанке нет ни паники, ни волнения. Например, в 1998-м в Сбербанке ситуация была намного сложнее, но об этом было известно очень узкому кругу специалистов. Сейчас есть госгарантии - этого более чем достаточно. Поэтому объявлять о поддержке Сбербанка не нужно, потому что и так все знают - там все в порядке.

Теперь что касается 225 миллиардов для остальных банков из первой сотни. Давайте произведем элементарный экономический расчет. Банк из первой сотни - это, в среднем, банк, у которого капитал от 5 до 20 миллиардов рублей - можно посмотреть по данным ЦБ. У такого банка активы от 50 до 200 миллиардов рублей. Это всё развитые банки, присутствующие на международных рынках, на межбанке. Их потери в пассивах сейчас составляют процентов 20-25. Потери обусловлены проблемами на фондовом рынке, но самое главное - оттоком пассивов в сегменте частных лиц, из-за межбанка, РЕПО, потерь на ломбардах под залог и сокращения иностранного фондирования.

Для банка с объемом, условно говоря, 100 млрд рублей, дыра в пассивах размером 20% означает 20 миллиардов рублей. Я могу гарантировать, что это примерно типовая пропорция для любого банка из первой сотни. Если у такого банка, опять же, в среднем, капитал составляет 10 миллиардов рублей, то кредит от государства в размере 15% составит 1,5 миллиарда. И еще 30% должны дать акционеры - это еще 3 миллиарда. Пока за скобками оставим вопрос о том, где они возьмут эти деньги. В результате получается, что за счет этой меры банк может получить вливание около 4,5 миллиардов рублей. А дыра в пассивах, как мы с вами уже рассчитали - 20 миллиардов.

Это типовые и простенькие пропорции, типичные для банка из первой сотни, но они дают понять, что денег все равно не хватит. Они пойдут на временное и незначительное улучшение ситуации, но с задачей решить вопрос сокращения пассивов эта мера, к сожалению, не справляется.

Далее, почему предлагается такая пропорция: 15% от капитала банка дает государство плюс 30% - акционеры? То есть один к двум. Даже на Западе, когда применяется эта мера, то пропорция чаще один к одному. А если возьмем сейчас Англию, то по четырем крупнейшим банкам власти там вообще ничего не требуют с акционеров и сами обеспечивают необходимый объем поддержки.

Вообще-то, идея разделить ответственность с акционерами правильная. Но такая пропорция ошибочна, и самое главное - соотношение неверное. Это означает, что акционерам ста банков для того, чтобы получить от государства 225 миллиардов, сейчас надо найти 450 миллиардов. В результате банки просто не возьмут у государства эти деньги, не смогут. За исключением, может быть, нескольких банков, где акционерам удастся набрать требуемую со своей стороны сумму. То есть при правильном, в общем-то, замысле само исполнение решения опять не приводит к желаемому результату. Это же очень просто понять - взять отчеты банков на 1 октября, которые есть в ЦБ, и провести несложный арифметический расчет.

В таком же ракурсе можно посмотреть и на те деньги, которые были выделены правительством неделю назад - 250 миллиардов долларов на поддержку финансовой системы, в том числе фондового рынка. Абсолютно правильное системное решение государства. Но опять переходим к его исполнению и видим, что три банка, получивших эту ликвидность, в общем-то, дальше в систему ее не пропустили. Потому что механизм не выработан.

Значительная опасность для экономики страны сейчас кроется в стремительном падении фондового рынка на минимальных объемах торгов. При объеме в каких-нибудь 10 миллионов долларов рынок падает на 200 пунктов. А это, по сути, не рынок, а индикация, и это означает, что, условно, 500 миллионов долларов хватило бы, чтобы поддерживать рынок на уровне 1200 пунктов сколь угодно долго.

- А это нужно делать?

- Ответ один: "Нужно". Ведь проблема уже не в "марджинколах" банков. При таком падении фондового рынка речь уже идет о "марджинколах" предприятий - нефтяников, газовиков, металлургов, строителей и ритейлоров, вышедших на IPO, коммуникационных компаний и так далее. Они же все брали кредиты, в том числе под залог акций, либо под залог экспортных поставок или выручки. В условиях глобального кризиса экспортный оборот и текущий оборот ухудшаются, это понятно. Но и акции их начали сильно обесцениваться. Что означает нерегулирование уровня биржевых котировок в таких случаях? Наступившие "марджинколы" приведут к потерям предприятий в миллиарды долларов. Это прямой уход денег заграницу уже из других секторов экономики, не только из банков. И здесь необходимо понимание этого.

Смотрите: допустим, мы с вами договорились купить-продать акции, скажем, "Норильского никеля" за один рубль. Подписываем договор, идем, публикуем на РТС-board эту котировку и что получается? Что акции этого эмитента упали в сто раз? Но ведь эта котировка совершенно нерыночная, по ней практически нет объемов продаж. Это просто индикативный показатель. Но она является спусковым механизмом для "марджинколов" предприятий, базой для расчетов.

Более того, западные кредиторы могут покупать все компании с такими котировками абсолютно дешево. Так что непонимание этого механизма может привести к оттоку миллиардов долларов и к скупке за бесценок российской промышленности. А это уже вопрос национальной безопасности.

Многие правильные по замыслу решения сейчас либо медленно исполняются, либо пока не исполняются вообще. Две недели назад премьер-министр Владимир Путин сказал, что можно выдавать беззалоговые кредиты. Сколько выдано? Ни одного.

На высшем политическом уровне принято еще одно важное решение: выдавать кредиты либо под залог кредитных портфелей, либо выкупать эти кредитные портфели. Ведь нормальный банк из первой сотни выдавал кредиты "Газпрому", "Евросети", "Мечелу", "Газу" и другим нормально функционирующим компаниям. Что, у этого банка стал хуже портфель из-за глобальных финансовых рынков? Нет. Тогда почему нельзя его профинансировать под залог этого портфеля и поддержать его ликвидность, учитывая снижение пассивов? Можно. И политическая санкция дана. Но ЦБ этого не делает. Президент четко сказал, что цена времени принятия решений - сейчас самое главное. Но проблемы в том, что это не делается. И такое бездействие усугубляет кризис.

- А как вам помощь дружеской Исландии на 4 млрд евро?

- Сначала я подумал, что это шутка. Потом посмотрел на календарь - вроде не первое апреля.

С точки зрения политических амбиций России, может быть, это и правильный шаг. Продемонстрировать, что Россия в состоянии помочь члену НАТО - может, в этом есть какой-то смысл. Или здесь есть какие-то другие тайные обстоятельства. Но никто же не знает, что такого в Исландии есть для нас интересного. Может, там между Гренландией и Исландией на шельфе нефть, может, что-то еще.

Но если даже так, то стоило ли это делать публично? И второе - четыре миллиарда евро нам для поддержки собственной банковской системы явно бы сейчас не помешали. При всем том, что у нас огромные золотовалютные резервы и резервные фонды, бюджет этого года ведь не пересмотрен, хотя ситуация меняется довольно круто. И социальные расходы государства у нас очень высоки. Как все сложится к концу года? На все цели может и не хватить. Поэтому я бы попридержал бы эти четыре миллиарда в копилке российского государства. Может, конечно, мы не знаем деталей, но вопросы есть.

- Как вы оцениваете решение упростить процедуру взыскания задолженности, обеспеченной залогом.

- Абсолютно четкое и правильное решение. Стоит только добавить, что эта тема поднимается аж с 1995 года. И вот кризис, наконец, ее подтолкнул. Дело в том, что сейчас те, кто принимает залог, в случае возникновения банкротства заемщика оказываются в третьей очереди кредиторов, в самом хвосте. А оформление права изъятия залога таково, что без процедуры банкротства это вообще нереально. На Западе не так. Там если у вас есть в залоге акции, дом, монеты - все, что угодно, больше никто не может претендовать на это имущество. Кредитор должен быть спокоен и уверен в своих правах.

Президент, будучи юристом, это прекрасно понимает и дал прямое указание переоформить существующее законодательство.

- На ваш взгляд, когда достигнем дна и начнем восстанавливать объемы?

- Следующий год - это год падения. Попытки восстанавливать объемы на финансовых рынках начнутся в 2010 году.

- Сколько будет стоит фондирование через пару месяцев?

- Точно, конечно, не отвечу. Но по опыту 98-го года могу сказать, что рост в два раза - это реальная картина. А овернайты тогда показали рост в три раза. Все зависит от глубины кризиса.

Оценка недвижимости - И. Х. Наназашвили, В. А. Литовченко
И. Х. Наназашвили, В. А. Литовченко
  • Сергей Осипов: «Наши клиенты растут вместе с нами»
    Президент и председатель совета директоров Инвестиционного Республиканского Банка, кандидат экономических наук, Сергей Осипов рассказал в интервью Bankir.Ru, куда направляются инвестиционные сбережения нашего населения, как регулятор финансового рынка может вывести рынок Forex из подполья, и почему банкиры не должны забывать дорогу в школу.
  • Деятельность Банка России в условиях нового законодательства о национальной платежной системе
    Интервью заместителя Председателя Банка России Татьяны Чугуновой.
  • Александр Лебедев: «Наша банковская система и надзор коррумпированы»
    В Национальном резервном банке (НРБ) идут проверки. На счете, с которого финансируется деятельность «Новой газеты», нет средств. Александр Лебедев, владелец НРБ, в интервью Bankir.Ru рассказал о своем видении событий – почему пришли проверять банк и что происходит в российской банковской системе.
  • Алексей Гонус: «Интеграция «Открытия» прошла без потерь»
    !Заместитель председателя правления банка «Открытие»
    Досье Bankir.Ru. Алексей Гонус. Родился 28 сентября 1971 года. В 1993 году окончил Новосибирский государственный университет по специальности «экономист-математик».
  • Банки подравняют
    !ФАС подготовила законопроект о конкуренции
    Андрей Кашеваров, заместитель руководителя ФАС России: Сегодня Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) уделяет особое внимание обеспечению равных условий конкуренции на рынке банковских услуг. Служба подготовила проект федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в части исключения положений, устанавливающих преимущества для отдельных хозяйствующих субъектов". В данном случае речь идет о кредитных организациях. В рабочую группу входят также представители минэкономразвития, минфина, Банка России, РСПП и других организаций.