Игорь Телелюхин: среднему бизнесу предстоит отведать всю горькую сладость свободного рынка

Константин Благодаров
74.ru
Исполнительный директор группы «РОЭЛ Консалтинг» считает, что ВТО — это отличный стимул для развития. Российская экономика ни мычит, ни телится именно потому, что варится в собственном соку. Потенциальные возможности для роста и увеличения эффективности у нее огромные — нужно только не оставить бизнесу выбора. И в этом смысле ВТО с ее концепцией «открытого мира» — прекрасное лекарство от деловой гиподинамии. Опасное, с большим количеством побочных эффектов, но весьма полезное.

Игорь ТЕЛЕЛЮХИН: среднему бизнесу предстоит отведать всю горькую сладость свободного рынка— Как и везде, в России есть крупный, средний и малый бизнес. Кому в первую очередь нужно активизироваться при вступлении в ВТО?

— Тут необходимо понимать, зачем мы вообще вступаем во Всемирную торговую организацию, в чьих интересах это делается. Лоббистами данного процесса являются государство и крупный бизнес, прежде всего сырьевики. И вступление в ВТО будет выражаться в основном в снижении таможенных пошлин, преимущественно импортных — просто царский подарок для российского крупного бизнеса. Получая, в частности, иностранное оборудование без лишних препятствий и по умеренным ценам, сырьевики смогут значительно расширить свои возможности — как стратегические, так и тактические.

— То есть интересы малого и среднего бизнеса попросту не учитываются? А как же их роль в наполнении бюджета налогами?

— Роль среднего и малого бизнеса в налоговой системе у нас минимальна — это секрет Полишинеля. Бюджетообразующими структурами у нас были, есть и в обозримом будущем останутся нефте- и газодобывающие компании и производители алкоголя, так сказать, «киты». За ними по значению идут финансово-кредитные организации — банки. Все прочие существуют главным образом ради себя самих. Коэффициент налоговой нагрузки в России значительно меньше 100%, в то время как в Европе и США он выше 100%, и наш расклад можно считать раем на земле. Государство не рассчитывает на серьезные налоговые поступления от коммерческой деятельности среднего, а тем более малого бизнеса, оно просто заинтересовано в том, чтобы те вообще существовали. Это объясняется целым рядом факторов, но в основном социальной стратегией. Грубо говоря, государство заявляет: «Ладно, хорошо, прибылей от вашей суеты мы не ждем, обеспечьте только занятость населения и его кредитоспособность. А уж бюджет мы найдем чем накачать».

— Тем не менее государство дало гарантии и крупному бизнесу в преддверии вступления в ВТО.

— Совершенно верно. Ряд отраслей получил гарантии и преференции. Это машиностроение, судостроение, авиационная промышленность и сельское хозяйство. Их нельзя взять и выбросить на свободный рынок, они к нему не готовы. Не потому что убогие по своей сути, а потому что по природе своей зависят от госзаказов и госфинансирования. А много лет подряд государство едва ли не игнорировало эти отрасли. Они обескровлены. И хотя российское, скажем, авиастроение имеет огромный потенциал и в его распоряжении блестящие мозги, оно не в состоянии конкурировать с иностранным. Представьте, что боксера Валуева месяц не кормили ничем, кроме чая. Сколько он продержится на ринге против очень среднего, заведомо более слабого, но сытого соперника? Да нисколько. Поэтому указанным отраслям государство будет помогать в течение первых трех — пяти лет: создавать искусственные препоны для проникновения на наш рынок иностранных компаний, субсидировать их деятельность, лоббировать получение кредитов на льготных условиях и т. д. Это правильная позиция.

Что касается финансовой системы, то она тоже будет какое-то время защищена от атак зарубежных конкурентов. В принципе уже сейчас защищена: заграничным банкам запретили открывать у нас свои представительства, они вынуждены регистрировать дочерние структуры со всеми вытекающими из этой процедуры последствиями. Разумеется, Citi Group добилась бы уже сейчас значительно более серьезных результатов, если бы пришла на российский рынок в своем натуральном виде. Да и как может конкурировать отечественный коммерческий банк с иностранным, если первый существует исключительно благодаря тому, что берет кредиты у второго? Нонсенс…

— А малый бизнес?

— Уж кто-кто, а малый бизнес выживет. Его сила в адаптивности и гибкости. Коммерсант, торгующий брюками, может в зависимости от конъюнктуры в один день переквалифицироваться в торговца шапками. Или шнурками. Он фактически неуязвим, так как не представляет интереса для зарубежных предпринимателей. Его невыгодно съедать — он между зубов застревает. Сколько ни жуй — время и силы уходят, а сытости никакой… Так что вступление в ВТО имеет к малому бизнесу такое же отношение, как, к примеру, грядущая тепловая смерть Вселенной или общепланетарное оледенение. Малый бизнес будет в полном порядке. Он и так конкурентоспособен сверх всякой меры из-за постоянной необходимости движения, у него деловой гиподинамии нет, не было и не будет. А это и есть лучшая гарантия выживаемости.

среднему бизнесу предстоит отведать всю горькую сладость свободного рынка— Таким образом, остается средний бизнес. Ему, судя по всему, и придется делать какие-то серьезные телодвижения при вступлении в ВТО.

— О да! Среднему бизнесу предстоит отведать всю горькую сладость свободного рынка. Его государство не собирается защищать от иностранных конкурентов. И его поле деятельности — это приоритетный интерес зарубежных компаний. И вот тут встает вопрос о готовности среднего бизнеса к такой форме борьбы. Я ответственно заявляю: российский средний бизнес не готов к честной конкуренции. Он может бороться, но ему смерть как не хочется этого делать. Менеджмент там осуществляется полусоветскими методами, развитие происходит экстенсивным путем, о повышении эффективности думают только от скуки и пресыщения, в то время как должны напрягаться на этот счет ежедневно, даже ежеминутно. Но ничего, как раз ВТО и заставит весь средний бизнес поменять стратегию.

Например, есть в Подмосковье завод «Точмаш», производит он, как следует из названия, точные приборы. Живет как у Христа за пазухой: сама собой расширяющаяся клиентская база, стабильные поставщики, любовь администрации, от чужих его защищают высокие импортные таможенные пошлины… Красота! Сколько он сможет жить в такой нирване? Да до тех пор, пока Россия не вступит в ВТО и, воспользовавшись этим, на наш рынок не придут китайцы и не построят у нас такой же завод, но только с гораздо более продвинутым оборудованием, позволяющим производить и продавать точные приборы гораздо дешевле. И вот тогда у «Точмаша» возникнет не абстрактная, а вполне реальная проблема — как выжить. Клиенты с большой долей вероятности предпочтут китайское предприятие — из-за цен. Поставщики наверняка переориентируются на нового игрока, так как он в состоянии будет делать более крупные заказы, что обеспечит им рост прибыли. Администрация, заинтересованная прежде всего в социальной стабильности, тоже резко полюбит пришельцев, потому что персонал «Точмаша» в кратчайшие сроки переметнется к китайцам — из-за более высоких зарплат. Кстати говоря, дефицит специалистов-производственников в России сейчас огромен. Пролетариат фактически вымирает как класс, новых слесарей, токарей и так далее почти нигде не готовят. Знаете, какой средний возраст токаря четвертого разряда?

57 лет! Это означает, что на том же «Точмаше» станут работать не просто менее квалифицированные специалисты — там вообще некому будет работать. Вот и все, предприятие умерло.

— Какую мрачную картину вы нарисовали… И что, это неизбежно?

— Конечно, нет. Нужно только помнить о возможности такого сценария и заранее принимать определенные меры. Речь идет о необходимости разработки нового стратегического плана развития, подготовленного с учетом всех факторов. Доказано: само предприятие этого сделать, как правило, не в состоянии, нужны специалисты, консультанты. Если бы владельцы бизнеса могли самостоятельно что-то разработать, то они бы давно уже разработали, поверьте. Но пребывание в замкнутом пространстве российской экономики и отсутствие конкуренции сделали свое дело.

Если хотите, считайте это саморекламой, можете даже вычеркнуть из интервью, но годовой оборот группы «РОЭЛ Консалтинг» — более $600 млн. Спрашивается: оказался бы он таким внушительным, если бы в нас не было нужды? Вряд ли. И это, заметьте, еще до вступления в ВТО. Если говорить о нашем собственном бизнесе, то компанию ждет небывалое процветание — в наших услугах будут нуждаться не только те, кто сам по себе хочет развиваться, но и те, кому просто придется развиваться, чтобы не исчезнуть с лица земли из-за вступления в ВТО.

— Есть какие-то классические слабые места у российского среднего бизнеса, которые придется ликвидировать в целях выживания?

— Да, разумеется. Например, непомерные расходы на логистику. Компании тратят на нее огромные деньги. Возьмем нашу традиционную птицеферму. Условно говоря, 100 куриных яиц в день, 100 человек персонала, $100 прибыли. Если сравнивать со стандартным аналогичным предприятием в Канаде, то там показатели будут следующими: 200 яиц в день, 20 человек персонала, $400 прибыли. Почему? А потому что почти нет затрат на логистику. Корма и продукция не хранятся на складе, транспортировка очень короткая, не в соседнюю область, а в худшем случае в соседний город. Однодневка в хорошем смысле этого слова — однодневная порция кормов, произведенных и проданных яиц. Понятно, что при таком положении дел эффективность значительно выше, даже если само предприятие по объемам меньше.

Еще одна проблема российского среднего бизнеса — нахлебники.

То есть так называемые нахлебники, потому что на самом деле ими являются профессионально непригодные топ-менеджеры. Скажем, предприятие выпускает два вида ликвидной продукции и 22 вида неликвидной. Доходы от продаж ликвидной, само собой, растворяются в потерях от затрат на производство и хранение неликвидов. Зарплата задерживается. Рабочие требуют деньги, а им отвечают: «Нету. Вы плохо работаете». Рабочие: «Это мы-то плохо работаем?! Да у нас все ладони в кровавых мозолях!» Администрация: «Ну и что нам с ваших мозолей? Вы, уважаемые, делаете никому не нужные вещи. Вы делаете ручки к валенкам. А зачем валенкам ручки?» Поверьте, это классическая ситуация, я ее неоднократно наблюдал. Виновата в ней администрация, менеджмент. Зачем, спрашивается, они заставляют рабочих изготавливать ручки к валенкам? Исключительно потому, что есть оборудование для их производства? А не проще было бы выпускать ручки не для валенок, а для дверей? Азбука бизнеса. Но ее, к сожалению, знают далеко не все. И лекарство от такого подхода к делу одно — ВТО. Свободный рынок. Кто переболеет — выживет. А остальные просто не нужны. Их место займут другие, более приспособленные.

Журнал "Босс" №02 (2008 г.)